ВЫХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

АНАТОЛИЙ РОЗАНОВ:

«ОТ ХОРОШЕЙ ПЕСНИ Я МОГУ РАСПЛАКАТЬСЯ»

Анатолий Розанов известен как бессменный продюсер группы «Фристайл», композитор, автор почти всего репертуара своей группы, включая такие хиты, как «Ах, какая женщина» и «Больно мне, больно». Недавно нам удалось пообщаться с этим музыкантом.

 

- Анатолий Владимирович, не так давно вы отметили свое 55-летие,в связи с этим примите мои поздравления! Но все же скажите, не тяготит ли вас, продюсера популярной группы и известного композитора, столь солидный возраст?

- Нет. Я все равно продолжаю ощущать себя молодым. Мне кажется, что я и в семьдесят лет буду оставаться таким же. Во мне же резко ничего не перестроилось. Хотя с другой стороны, конечно, мудрости с каждым годом прибавляется. Я уже не такой горячий, как раньше, не так быстро принимаю решения. Меньше разговариваю, больше думаю. А раньше я болтал гораздо больше.

 

- Вы ведете по отношению к шоу-бизнесу довольно странный отшельнический образ жизни. Я ни разу не читал ваших интервью, ни разу не видел вас «в телевизоре». Тусовки вы тоже не посещаете. И это при большой популярности вашей группы и ваших песен. Почему?

- Я абсолютно не тусовочный человек. Хотя в своем кругу друзей я люблю пообщаться, поговорить.

 

- То есть вы просто не любите наш шоу-бизнес?

- Не могу так сказать. Скажу честно: я очень комплексую перед телекамерой, у меня происходит какой-то зажим. И на радио перед микрофоном я тоже неловко себя чувствую, хоть и в меньшей степени. Что касается посещения тусовок, - мне и раньше это было не особенно интересно. А сейчас и подавно. Потом, я же не в Москве живу, а в Полтаве, а там возможности посещения ваших тусовок, у меня, как вы сами понимаете, сильно ограничены.

 

- Согласитесь, развивать ваш «Фристайл» было бы гораздо легче, если бы вы жили в Москве. Почему вы до сих пор не переехали?

- По этому поводу я всегда говорю так: если дело заслуживает того, его можно делать хоть в Нью-Йорке. А работать можно приезжать и в Москву. На Западе, например, вообще нет такого разграничения по городам.

 

- Ну, это на Западе, а то у нас.

- Да какая разница? Мы же тоже все равно к этому идем.

 

- Я слышал, что вы сами – москвич. А как вы оказались в Полтаве?

- Не совсем так. Я родился в Майкопе, это Адыгея. Затем мы переехали в Пятигорск. А уже только потом в Москву, в которой я жил до семи лет. В Москве у меня много родственников. В Полтаву же мы переехали, потому что мой дедушка там похоронен. Он в свое время был командиром местного партизанского отряда, и его семье дали в Полтаве квартиру.

 

- Правильно ли я понимаю, что группа «Фристайл», бессменной солисткой которой является ваша супруга Нина Кирсо, - это ваш семейный бизнес?

- Действительно, кое-кто нам с Ниной ставит это в укор. И все же я бы семейным бизнесом «Фристайл» не назвал. Тот, кто внимательно следит за нашим творчеством, знает, что на ранних альбомах я продвигал не Нину Кирсо.

 

- Я имею в виду следующую схему: вы в «Фристайле» заминаетесь одними делами, ваша жена – другими, а то, что зарабатываете, идет в общий семейный кошелек.

- Такое, конечно, есть. Но далеко не все идет только в нашу семью. «Фристайл» - это гораздо шире, это не только я и Нина Кирсо. «Фристайл» - это группа, в которой работают Сергей Кузнецов, Сергей Ганжа, другие люди. И мы относимся друг к другу нормально.

 

- Каково сегодня у вас с Ниной разграничение по работе в группе?

- Раньше в «Фристайле» всё тянул я. Но потом мне это настолько надоело, и основной фронт работ я с удовольствием переложил на хрупкие плечи Нины. Это произошло в начале 2000-х годов. И сейчас я занимаюсь только творчеством. А Нина ведет все переговоры по концертам. Она – концертный администратор «Фристайла».

 

- Да, но кроме Нины еще есть люди, которые занимаются концертами «Фристайла», они указаны на вашем официальном сайте.

- Когда концертами занимался я, то всегда говорил Нине: «Не лезь в это дело, потому что этим должен заниматься один человек. Чтобы не было противоречий друг с другом». Так что я тоже считаю, что концертами должен заниматься один человек.

 

- А в семье у вас кто главный: вы или Нина?

- У нас такого нет, Боже упаси! В любом случае я никогда не был под кем-то, такой у меня характер. Но скажу, что в делах Нина более гибкая, более дипломатичная, чем я.

 

- В конце 80-х, начале 90-х на обложках альбомов «Фристайла» в составе группы были изображены и вы тоже. А на более поздних альбомах на фото вас почему-то уже не стало. И на сцене вас тоже нет.

- Я никогда не играл в составе «Фристайла». До этого мне приходилось работать в разных группах в качестве бас-гитариста, но в составе «Фристайла» я на сцену не выходил никогда. Я был звукорежиссером, всегда сидел за пультом.

 

- А музыку вы сочиняете, наигрывая себе на бас-гитаре?

- Нет. На фортепиано. Я же музыкальное училище окончил. Хотя считаю, что училище мне как музыканту не дало ровным счетом ничего. Я всему научился сам, потому что было большое желание.

 

- Кроме того, что вы продюсер «Фристайла», вас знают также и как популярного композитора. И, прежде всего, по хитам «Ах, какая женщина» и «Больно мне, больно». Ваши песни кроме «Фристайла» также есть в репертуаре других исполнителей.

- Верно. Например, мои «Тельняшку» и «Лавочку» поет Светлана Лазарева. Но, честно говоря, я никогда не любил писать песни на сторону. Мне это было как-то не интересно.

 

- А как вы поступите, если сегодня к вам придет кто-нибудь за песней и предложит щедрое вознаграждение? И какова будет при этом ваша цена?

- Я никогда об этом не задумывался… Скажу так: смотря кто попросит песню. Да и вообще, как можно оценить песню «Ах, какая женщина»?

 

- Однако же у всех наших популярных композиторов есть своя цена.

- Но они же целенаправленно продают свои песни артистам. А мне этим заниматься не хочется.

 

- А если вам предложат такую цену, от которой вы не сможете отказаться?

- Ну, если предложат, то… Кстати, «Тельняшку» Лазаревой я вообще подарил, мы дружили со Светкой.

 

- Те ваши песни, которые только что перечислили, - «Ах, какая женщина», «Больно мне, больно», «Тельняшка», «Лавочка» - это всё из 90-х годов. И я не раз слышал мнение, что в 2000-х вы сбавили вашу производительность по части написания песен.

- Я и сейчас продолжаю сочинять песни. Но возникает вопрос: а что потом с ними делать? У «Фристайла» сегодня есть порядка полутора десятка песен, которые группа просто не может не исполнять на концертах. Потому что многие старые песни люди от нас ждут.

 

- А вы не допускаете, что ваша какая-нибудь но